Средняя азия

„Спорт № 1″ и Узбекистан (12.02.2007)

Автор: Антон Березин

Любой „просвещенный“ болельщик из России и Украины, двух главных футбольных держав СНГ, понятное дело, внимательно следит за новостями из Европы, от случая к случаю — из Латинской Америки (а теперь еще и из Штатов, в связи с предстоящим переходом Девида Бекхема из мадридского „Реала“ в „Лос-Анджелес Гэлакси“) и, по сложившейся традиции, практически полностью игнорирует все, что происходит в азиатском футболе.

Так что исход 15-го, юбилейного Кубка чемпионов содружества, в финале которого Азия победила Европу, стал для многих поклонников спорта № 1 полной неожиданностью. Между тем успех ташкентского „Пахтакора“, как известно, обыгравшего по пенальти латвийский „Вентспилс“ вполне закономерен. Во всех смыслах.

Конечно же, успех узбекских футболистов в известной степени был обусловлен тем, что московский ЦСКА и донецкий „Шахтер“ играли вторыми составами, а ведущие футболисты обеих клубов отправились в Израиль, на Кубок первого канала. Остальные участники турнира ничем особенно не превосходили ташкентский „Пахтакор“. В то же время, победу гостей из солнечного Узбекистана вряд ли можно объяснить лишь благоприятным для них стечением обстоятельств. Зато ее вполне можно считать первым реальным результатом „нового курса“ властей этой страны, направленного на развитие спорта № 1 и спорта вообще. Еще в мае прошлого года Ислам Каримов подписал постановление „О дополнительных мерах по развитию футбола в Узбекистане“.

Можно, конечно, обвинять власти страны в стремлении зарегулировать все и вся, что, кстати, и сделали некоторые оппозиционные и просто скептически настроенные журналисты, но объективности ради нужно признать, что принятие данного постановления давно уже назрело. Спорт № 1 в мире никогда не был таковым, да и сейчас еще не стал в Узбекистане. Большая часть футбольных матчей проходит как минимум без аншлагов. Многие клубы теряют свою былую популярность, другие же и вовсе прекратили свое существование. Как, например, „Дустлик“ из Ташкентской области или МХСК из самого Ташкента. Главная причина тому — недостаточная поддержка со стороны спонсоров. Не хватало денег и на содержание детских и юношеских футбольных школ, школ спортивного резерва, тренировочных баз и т. д., короче, всей необходимой инфраструктуры. Равно как и на подготовку и оплату труда тренеров и всех прочих специалистов.

Такое положение вещей, что очевидно, не могло не сказаться на результатах узбекской сборной, а также клубов, на международной арене. После победы на Азиатских играх в Хиросиме, в далеком уже 1994 году, национальная команда страны не продемонстрировала никаких особых достижений. Что касается клубов, то лучшим из них еще с советских времен остается ташкентский „Пахтакор“, который дважды выходил в полуфинал Лиги чемпионов Азии и один раз, в 2003 году, в полуфинал Кубка чемпионов Содружества. И вот в нынешнем году впервые выиграл этот же Кубок. В мировом рейтинге лучших клубов, составляемом ФИФА, „Пахтакор“ замыкает вторую сотню. Еще одна команда, добившаяся определенных результатов на международной арене — „Нефтчи“ из Ферганы, в том же 1994 году дошедшая до финала Кубка Содружества и проигравшая тогда московскому „Спартаку“.

Вообще успехи узбекских футболистов в 1994 году выглядят вполне закономерными. Несмотря на все сложности переходного периода — не только в спорте, но и в жизни страны вообще. После распада СССР спортивным функционерам республики удалось предотвратить разбазаривание советского наследства и, тем самым, избежать глубокого кризиса, аналогичного тому, что разразился в футбольном хозяйстве других стран СНГ. В данном случае, опять же, не обошлось без поддержки со стороны центральной власти. Первое правительственное постановление о поддержке футбола было принято в 1993 году. Три года спустя вышло следующее аналогичное постановление.

Целью принятия обоих этих документов было сохранение и развитие материальной базы, т. е. собственно спортивных объектов и учреждений. И в то же время, практически все специалисты сходятся во мнении, что переходный период в узбекском футболе затянулся. В первую очередь это касается ведущих клубов страны, которые давно уже перестали быть любительскими, в старом, советском понимании, но за 15 лет так и не стали самостоятельными „хозяйствующими субъектами“, каковыми являются профессиональные клубы в большинстве стран мира.

Кроме того, власти страны фактически игнорировали социальную значимость футбола, популяризация которого во многих странах давно уже стала одним из средств „патриотического воспитания“, и в первую очередь, подрастающего поколения.

Исправить эти и другие допущенные ранее перекосы и должно принятое в мае 2006 г. Постановление Президента страны, о котором говорилось выше. Данный документ предусматривает создание „профессиональных футбольных клубов различных форм собственности на базе существующих футбольных клубов“, а также — Республиканской школы футбольных тренеров и судей. Кроме того, каждый из вновь реорганизованных клубов должен будет за свой счет содержать юношеские футбольные школы. Большое внимание, что очевидно, уделяется материальной стороне вопроса. Ведь большой футбол — это большие деньги. При участии Федерации футбола и Национального Олимпийского комитета, а также министерства культуры и спорта страны создан Фонд поддержки футбола Узбекистана. А все профессиональные клубы на три года освобождены от налогов и иных сборов и платежей.

В результате инвестиционная привлекательность узбекского футбола пусть медленно, но растет. Так, ведущий клуб страны, ташкентский „Пахтакор“ стал узбекско-американским „совместным предприятием“. (Кстати, его президентом стал мэр Ташкента А. Тухтаев, а вице-президентом — крупный предприниматель Б. Рахимов). А осенью прошлого года и другие команды стали преобразовываться в акционерные общества с участием частного капитала. Конечно же, по уровню рыночной капитализации им еще очень далеко не только до европейских, но и до ведущих азиатских клубов, но, как говорится, главное начать. Как утверждают „знающие люди“, президентское постановление 2006 г. — далеко не последний документ такого уровня, направленный на государственную поддержку футбола.

И в то же время, пессимисты (а как же без них?) называют все предпринимаемые меры „сизифовым трудом“. Более того, некоторые из них вообще считают, что футбол — „не азиатское это дело“. Разумеется, речь вовсе не идет о некой „патологической неспособности“ азиатов гонять кожаный мяч. Имеются в виду объективные сложности, связанные с возможным будущим вхождением азиатских, и в том числе, узбекских команд в мировую футбольную элиту. В частности, огромные капиталы, вращающиеся в „футбольном бизнесе“, вряд ли удастся перенаправить из Европы и отчасти Латинской Америки в Азию. А футболисты с этого континента вряд ли смогут в ближайшем будущем составить конкуренцию молодым талантам из Африки и той же Южной Америки, в массовом порядке пополняющим клубы Старого Света.

Впрочем, в других азиатских странах, и, прежде всего, в Корее и Японии, чьи сборные добились в последнее время значительных успехов на международной арене, футбол развивался в схожих условиях. И, кстати, при столь же активной, а может, даже большей поддержке со стороны властей, вовсе не опасавшихся пресловутой „излишней заорганизованности“ в данном вопросе. Не следует также забывать и о Кубке чемпионов Содружества, предоставляющим, по словам председателя Российского футбольного Союза Виталия Мутко, „уникальные возможности по обмену опытом“ между клубами и спортивными функционерами государств СНГ. В этом году Кубок Содружества отправился в Ташкент — пусть и относительно скромный, но далеко не случайный успех узбекских футболистов. Вообще любые достижения в большом спорте никогда не бывают „чисто случайными“.



Разговор по теме

25.01.2007 // „Трясемся, но не сдаемся“
автор: Антон Березин
Среднеазиатские города „трясло“ во все времена. Не забираясь особо вглубь времен, можно вспомнить, например, страшное Ашхабадское землетрясение 1948 года, унесшее тысячи жизней. Сам город был практически полностью разрушен. Понятное дело, что те события на протяжении долгого времени оставались под покровом тайны. В отличие от ашхабадской трагедии, Ташкентское землетрясение не было засекречено властями.
23.05.2006 // Город без гламура
автор: Ольга Газизова
В советские времена Ташкентом гордились — в основном тем, что после землетрясения шестьдесят шестого года он отчасти был отстроен заново — совокупными усилиями представителей многих союзных республик, застраивавших по собственным проектам целые кварталы. Таким образом, Ташкент приобрёл почти официальную славу Советского Союза в миниатюре и, в какой-то степени, интернационального города, коль скоро многие из тех, кто его отстраивал, здесь же и осели, обзавелись семьёй.


Остальные статьи раздела Разговор

12.02.2007 // „Спорт № 1″ и Узбекистан
автор: Антон Березин
Любой „просвещенный“ болельщик из России и Украины, двух главных футбольных держав СНГ, понятное дело, внимательно следит за новостями из Европы, от случая к случаю — из Латинской Америки (а теперь еще и из Штатов, в связи с предстоящим переходом Девида Бекхема из мадридского „Реала“ в „Лос-Анджелес Гэлакси“) и, по сложившейся традиции, практически полностью игнорирует все, что происходит в азиатском футболе.
13.11.2006 // Борат Сагдиев и Джонатан Свифт
автор: Алексей Кончаков
„Могущественнейший император, отрада и ужас Вселенной, величайший из сынов человеческих, ногами своими упирающийся в центр земли, а головой касающийся солнца“. Таким титулом наделил императора Лилипутии Джонатан Свифт, главная книга которого должна лежать на столе каждого рядового монарха и президента.
27.10.2006 // 15 лет независимости Туркменбаши
автор: Альберт Акопян
„Мы подкармливали его пирожками. Стоило ему получить какое-нибудь замечание от начальства — тут же оставался на ночь на работе. Толку от этого было мало: электростанция — это ведь не завод. Ходит, смотрит, инструменты чужие на столе увидит — переложит, в общем, у рабочих под ногами путается. А потом заснет где-нибудь на лавке. Голодный, конечно. Вот мы его и жалели…“ — рассказывала как-то за чаем соседка, пожилая женщина, работавшая в 1960-х на Безмейинской ГРЭС. И улыбнулась: „Галстук мы ему все время поправляли, вечно он у него набок съезжал, даже когда шея была как у воробышка. А сейчас, наверное, поправить некому. На всю страну по телевизору показывают, а он сидит, как росомаха. И всегда где-нибудь, бывало, испачкается: то на лбу полоска масла, то на щеке грязь. Как ребенок. Подруга однажды так задумчиво сказала: „Зря вы смеетесь, это он на начальство работает. Пиджачок-то не пачкает. Хитрый он“. Двух лет не прошло, его в Ашхабад, в ЦК, на работу забрали“.
16.08.2006 // Он как будто нарисован мелом на стене
автор: Виктор Станилевский
Мои наблюдения во время короткой поездки в столицу Туркмении ни на точность, ни на справедливость не претендуют. Просто это быстрый и немного сумбурный рассказ о том, что видел и чего показали в славном городе Ашхабаде и его окрестностях


Актуальное интервью

Александр Проханов: „Русские обожают Восток необъяснимо“. интервью полностью

Фото дня

Что удивило:

Как сообщает киргизское ИА 24. kg, выступая сегодня на своей пресс-конференции, депутат киргизского парламента Азимбек Бекназаров предложил неординарное решение проблемы внешней задолженности Киргизии, которое было тут же растиражировано новостными агентствами.

подробнее

Интерактивный опрос

Преобразования, начавшиеся с приходом к власти в Туркмении Гурбангулы Бердымухамедова, могут привести:

  • „>
  • «>
  • «>
посмотреть результаты